ЛИТЕРАТУРА

Еврейский литературный процесс на Буковине развивался в русле тенденций, характерных для всей европейской еврейской литературы. Эти тенденции заключались в том, что до конца 18 в. имелось довольно четкое функциональное различие между литературами на иврите и идиш, существовавшими одновременно.
Иврит, по-прежнему объединявший евреев всех стран рассеяния, сохранял свою исключительную роль в самых важных, существенных сферах еврейской культуры, выражал высочайшие эстетические, интеллектуальные, социальные и религиозные идеалы общества.
Идиш ограничивался "обслуживанием масс", удовлетворением духовных потребностей простонародья и женщин, как правило, не получавших традиционного еврейского образования. Литература на идиш состояла, главным образом, из произведений воспитательного характера, написанных для народа носителями еврейской образованности, а также из популярных произведений, авторы которых происходили из тех же социальных слоев, что и их читатели. Она включала темы и литературные формы, отсутствующие в литературе того времени на иврите.

Функциональное различие между литературами на иврите и идиш было нарушено в конце 18 в. с возникновением движения Хаскалы (Просвещения).
Деятели Хаскалы (маскилим) в Германии задались целью приобщить еврейские массы к европейской культуре, полагая, что это будет заодно способствовать достижению евреями равноправия. Не отрекаясь от духовных ценностей и основных предписаний иудаизма, еврейские просветители призывали к их переосмыслению, руководствуясь критериями разума и «хорошего вкуса», а также к изучению светских наук.
Хотя языком еврейских масс был идиш, писатели Хаскалы предпочли ему библейский иврит, доступный только еврейской интеллигенции. На языке Библии были воплощены универсальные ценности, усвоенные всем культурным миром, и он пользовался огромным престижем в глазах просвещенных христиан, тогда как идиш расценивался маскилим (вслед за европейскими просветителями) как локальный жаргон, на основе которого национальная культура не может развиваться успешно.

В начале 19 в. деятели Хаскалы в Германии стали писать на немецком языке, а центром новой литературы на иврите в 1820-х гг. стала Галиция, чье культурное влияние распространялось во многом и на Буковину. Литература на иврите была представлена различными жанрами как в прозе, так и в поэзии.

В свою очередь, начало Хаскалы стало разграничительной линией и между старой и новой литературой на идиш. Изменениям подверглись как содержание, так и форма литературы на идиш; возник новый письменный язык, основанный на восточноевропейских диалектах идиш.
В то время как в Западной Европе идиш перестал служить языком литературного творчества из-за языковой ассимиляции его носителей, обусловленной движением Хаскалы и эмансипацией, в Восточной Европе он активно развивался. Одновременно конфликт между Хаскалой и хасидизмом породил значительные литературные произведения, созданные на идиш и основанные на хасидской традиции.
В результате ко 2-й половине 19 в. в восточноевропейской литературе на идиш оказались представлены практически все жанры современной литературы.

Процессы, имевшие большое значение для будущего развития литературы на идиш, достигли кульминации в 1908 г. в связи с Черновицкой конференцией по языку идиш. Конференция повысила самоуважение литературы на идиш и осознание ею своего значения как современной литературы. Она также способствовала усилению соперничества между идиш и ивритом и в литературных, и в общественных процессах.

Одновременно с развитием литературы на иврите и идиш в еврейской ассимилированной среде существовала богатая литературная немецкоязычная традиция. Для Буковины это было особенно характерно. Здесь в разные годы жили евреи — деятели немецкой культуры: писатели К. Э. Францоз, М. Броцинер, поэт Л. Эберманн.


В начале 1920-х гг. ХХ в. Черновицы стали значительным центром еврейской культуры. В 1921 г. в Черновицах прошла всерумынская конференция по идишской культуре, на которой была создана Идише културфедерацие Румынии с Центральным комитетом в Черновицах. С 1921 г. в Черновицах стал выходить литературный журнал на идиш «Култур», а с 1924 г. — журнал «Шойбн». В городе работали многие известные еврейские писатели и критики: Я. Штернберг, М. Альтман, М. Харац, Ш. Бикель, Я. Фридман, Н. Кон, Л. Подрячик. Центром этого круга был замечательный поэт, баснописец, педагог Э. Штейнбарг.
Здесь родился и жил выдающийся идишский поэт ХХ века И. Мангер.

Тогда же в Черновцах появляется целая плеяда блестящих немецкоязычных поэтов еврейского происхождения: Роза Ауслендер, П. Целан, А. Маргул-Шпербер, И. Вайсглас, Зельма Меербаум-Айзингер, А. Киттнер и другие. Вместе со всем буковинским еврейством они оказались жертвами нацистской немецкой идеологии. Но - и в этом трагический парадокс - их творчество составило гордость немецкой и мировой литературы ХХ века.






ЛИТЕРАТУРА НА ИДИШ



Слева направо: писатели Ицик Мангер, Мойше Альтман, Элиэйзер Штейнбарг, Янкев Штернберг.









Элиэйзер ШТЕЙНБАРГ
Материалы из Wikipedia

Элиэйзер Штейнбарг не был уроженцем Черновиц. Он родился в 1880 г. в бессарабском местечке Липканы, расположенном на правом берегу Прута (теперь в Бричанском районе Молдовы). До 1919 года проживал почти безвыездно в Липканах, где работал учителем идиша и иврита в местных школах. Публиковал пьесы, стихи, методические пособия по педагогике, проявив себя последовательным поборником еврейского двуязычия. Выступал с лекциями по современной еврейской литературе по всей Бессарабии. Печатался и на иврите.

Первые басни Штейнбарг опубликовал в 1910 году в сборнике «Эйропэише Литэратур» (Европейская литература, выпуск № 39 в серии литературных альманахов, выпускаемых Аврумом Рейзеном в Варшаве). В 1914 году посетил Хаим-Нахман Бялика в Одессе. Басни Штейнбарга произвели на Бялика сильное впечатление. Планам по изданию Бяликом сборника басен Штейнбарга в одесском издании «Мория» не суждено было осуществиться из-за начала Первой Мировой войны, но добросердечные отношения сохранились до конца жизни. Впоследствии Бялик опубликовал критический анализ басен, высоко оценив Штейнбарга как классика современной еврейской литературы, попутно именовав родину Штейнбарга - Липканы - бессарабским Олимпом.

Публикуя басни в периодических изданиях Черновиц и Варшавы, Штейнбарг приобрёл необычайную известность. Штейнбарг — оригинальный баснописец, в отличие от классиков этого жанра (Ж. Лафонтена, И. Крылова и других) никогда не прибегавший к заимствованию так называемых бродячих сюжетов. Басенное стихотворное творчество было новым для еврейской литературы жанром, а мастерское сочетание разговорной идишской речи с библейскими и талмудическими аллюзиями, еврейским фольклором и басенными традициями европейской литературы производили неизгладимое впечатление. Подобная интертекстуальность сделала почти невозможной их адекватную передачу на других языках, даже на близком в культурном отношении иврите, но тем не менее переводы на румынский язык стали появляться уже при жизни автора.



Иегуда ШТЕЙНБЕРГ
(1863-1908)
(читать дальше >>...)
Поначалу все свои произведения автор подписывал своим исходным именем Штейнберг; только к концу 1920-х гг. появилась более идишизированная форма Штейнбарг, по всей видимости связанная с его тягой к фольклоризации и живой разговорной речи, а также с широкой популярностью его кузена — писателя Иегуды Штейнбeрга.

В 1919 году Штейнбарга приглашают в Черновицы, где он становится во главе сети еврейских школ "Дэр Идишер Шулфарэйн" (Еврейское Школьное Объединение) и проявлает себя как незаурядный организатор школьного образования. Одновременно он сотрудничает в бухарестской и черновицкой еврейской социалистической прессе.

Особенно много усилий он посвятил развитию детской литературы на идише, регулярно публикуя занимательные истории, сказки и теоретические статьи в черновицких периодических изданиях «Дос Найе Лэбм» (Новая Жизнь), «Фрайhайт» (Свобода), с 1928 года в «Черновицер Блэтэр» (под редакцией Ш.-А. Сойфера).

Пьесы Штейнбарга «Авром-Авину» (Праотец Авраам), «Дэр Бардичевэр Рэбэ» (Бердичевский ребе), «Мэхирэс-Йойсэф» (Продажа Йосифа в рабство), «Дэр Вайсэр hон» (Белый петух) и др. пользовались значительной популярностью, хоть и не были изданы отдельной книгой; автор сам занимался их постановкой в детском театре Липкан, впоследствии в Черновцах.

В 1921 году Штейнбарг издаёт свой знаменитый букварь ("Aлэфбэйс") с иллюстрациями Артура Кольника (1890-1972), с которым он подружился в Черновицах. На протяжении 1920-х гг. выходит серия его методических пособий «Култур» (Культура) по еврейской педагогике, где среди прочего он разрабатывает методику одновременного обучения обоим еврейским языкам. Во многом благодаря усилиям Штейнбарга и его незаурядной харизме Черновицы в те годы превратились в один из центров еврейской словесности.


Страницы "Алэфбэйс" на сайте "Virtual Shtetl"
(смотреть дальше >>...)


Позже писатель Шлоймэ Бикл вспоминал: "Для всех Черновицы были центром идиша именно потому, что там жила центральная и влиятельнейшая фигура еврейской Румынии между двумя мировыми войнами — Элиэзер Штейнбарг."


В 1928 году 12 басен Штейнбарга выходят в каталоге посвящённом двадцатилетию знаменитой Черновицкой Конференции по языку идиш. В том же году из-за ухудшения политической обстановки в Румынии он принял приглашение на пост директора еврейской школы Шолом-Алейхема в Рио-де-Жанейро (теперь школа ноит его имя - Escole Eliezer Steinbarg). Он участвует в основании подобной школы в Сан-Паулу (теперь Colegio Eliezer Steinbarg). Однако в Бразилии Штейнбарг не прижился (прокоммунистически настроенные местные поклонники языка идиш обвинили его в национализме) и через два года возвращается в Черновицы, где вновь посвящает себя литературной и локальной педагогической деятельности.

Потртрет Э.Штейнбарга работы А.Кольника
Источник - сайт "Virtual Shtetl"




Из более чем пятисот написанных к тому времени басен Штейнбарг отбирает 99 и готовит их к первой книжной публикации. Однако даже вёрстку своей долгожданной книги ему увидеть не довелось: 27 мартa 1932 года Штейнбарга госпитализируют в связи с острым аппендицитом и в ходе экстренного хирургического вмешательства он скоропостижно умирает.

Штейнбарга проводила в последний путь многотысячная толпа поклонников. На здании Еврейской больницы, где он скончался, вывесили мемориальную доску, которая была удалена уже в советское время.



Фотографии с похорон Э.Штейнбарга >>...


На еврейском кладбище Черновиц, где похоронили Штейнбарга, был установлен созданный Артуром Кольником памятник, на котором на идише высечены две строки из его знаменитой басни «Молоток и кусок железа»:

Тройерик из, киндэр, аф дэр вэлт дэр брэйтэр, громэр,
Битэр! Мит а мошл хоч зих квикн ломэр…
(Грустно, дети, на этом широком, огромном свете, горько!
Так давайте хоть басней насладимся).


Надгробие на могиле Э.Штейнбарга
Источник - Живой Журнал duchifat, автор публикации - riftsh


По свидетельству литературоведа Дова Садана, Штейнбарг уже при жизни был признан классиком современной еврейской литературы — четвёртым еврейским классиком после триумвирата Менделе - Перец - Шолом-Алейхем, в первую очередь в Румынии и странах Южной Америки.
Сразу после смерти писателя в 1932 году, в Черновцах выходит первое издание его басен. За ним следуют расширенные переиздания в Бухаресте, Черновцах, Буэнос-Айресе и др., а также переводы на румынский, иврит, португальский, немецкий, английский и русский языки. Посмертно выходят сборники занимательных историй для детей.

В 1988 году в Черновцах писателем Й. Бургом было создано Еврейское Культурное Общество им. Э. Штейнбарга.
Именем Штейнбарга названа улица в Черновцах.

Стихотворение Э.Штейнбарга "МИР"
Источник - сайт Шломо Громана

На телеграфных проводах
Танцевал сатана
И семью длинными языками
Трескучим голосом вещал:
"Столбы всего мира, соединяйтесь!
Свои ушные раковины быстро прочищайте!
Прочистите и слушайте:
Обмакнул я палец в кровь матери-Земли
И оглашаю великий клич и начертываю его
На воротах мира - мир!
Мир близким, далеким, горам и долинам!"

Но смотрите! Почему это шумят и сбиваются в стаи
Там, наверху, птицы?
Тут готовят клювы к бою, там точат когти,
Орлы клюют скалы, вОроны - гальку!
Что здесь происходит? Слышала истину
ВорОна от своей бабушки,
А бабушка слышала от вОрона,
А вОрон - от толстой деревянной скалки,
Которая била кота, съевшего в пасхальной песенке козочку,
А скалка слышала от бревна,
Которое лежит на глубине девять локтей в земле:
"Когда сатана призывает к миру - ждите войны!"





Ицик МАНГЕР
Материалы из Еврейской электронной энциклопедии

Ицик Мангер родился в 1901 г. в Черновцах. Его отец, портной по профессии, был настолько увлечён литературой, что называл её «литерато'ра» (комбинируя со словом Тора). Отец сочинял юмористические песни к Пуриму; мать была знатоком и любителем народных песен; старший брат, унаследовавший отцовскую профессию, самостоятельно изучал языки и читал в оригинале произведения греческих, французских, английских классиков. Глубокое впечатление на юного Мангера произвели спектакли еврейского народного театра, особенно пьесы А. Гольдфадена.

После окончания хедера Мангер некоторое время работал учеником портного, но уже на 12-м году жизни поступил в немецкую гимназию города Яссы. Там увлекся немецкой и еврейской поэзией и популярными в то время цыганскими песнями. Из гимназии Ицика исключили за дурное поведение и розыгрыши.

В 1921 г. Мангер начал публиковать стихи в периодике. Его первое стихотворение было опубликовано в румынском журнале на идиш «Култур». Вскоре он поселился в Бухаресте, где где примкнул к радикальному еврейскому движению. Он сотрудничал в местных газетах на идише и время от времени читал лекции по испанскому и румынскому языкам. В Черновцах с 1929 г. стал выпускать миниатюрный журнал «Гэцэйлтэ вэртэр» ("Избранные слова").

В 1927 г. Мангер переехал в Варшаву, где протекала в тот период наиболее интенсивная культурная жизнь, связанная с идишем. В 1929 г. в Бухаресте вышла его первая книга стихов «Звезды на крыше» ("Идиш Штерн афн дах"), встреченная критикой и литераторами с таким энтузиазмом, что уже в следующем году Мангер был приглашён, наряду с Исааком Башевисом Зингером и несколькими другими авторами, стать соучредителем Еврейского ПЕН-клуба. В 1933 г. в Варшаве вышел сборник «Ламтерн ин винт» («Фонарь на ветру»).

"ХУМЕШ-ЛИДЕР"
Толкование Ицика на Пятикнижие

в переводе Игоря БУЛАТОВСКОГО

Читать дальше... >>
Уже первые книги лирических стихотворений Мангера обнаружили виртуозное владение поэтической техникой в сочетании с простотой и естественностью, присущими народной песне. В этих стихах сказалось влияние немецкой поэзии (особенно Гейне и Гете). Широкую известность принесла Мангеру пронизанная народным юмором книга стихотворений «Хумеш-лидер» («Песни Пятикнижия», Варшава, 1935), где библейские персонажи предстают евреями из местечек Восточной Европы с их помыслами, чувствами, заботами, радостями и неудачами. По жанру к этой книге примыкает и сборник «Мегиле-лидер» («Песни книги Эсфирь», Варшава, 1936), в котором Мангер обращается также к традиции «пуримшпилей».

В дальнейшем вплоть до 1938 г. Мангер принимал самое активное участие в варшавской литературной жизни: он выпустил ещё пять книг стихов, а также сборник очерков по истории литературы на идише, постоянно выступал со своими произведениями, широко печатался в периодике, некоторое время выпускал собственный литературный журнал. Писал и пьесы для театров, шедшие в Варшаве и в Бухаресте с немалым успехом. Особенно популярна была «Ди Мегиле». Пользовались успехом и мангеровские переработки в современном стиле пьес А. Гольдфадена, в том числе «Ди кишефмахерн» («Колдунья», 1936) и «Драй Хоцмахс» («Три Гоцмаха», 1937).

О романе Ицика Мангера
"КНИГА РАЯ"

Читать дальше... >>
В книге «Ноэнте гешталтн» («Близкие образы», Варшава, 1938) Мангер воссоздал портреты писателей, поэтов, народных певцов, в том числе А. Гольдфадена, Б. Бродера, Э. Цунзера. Его повесть «Дос бух фун Ган-Эйдн» («Книга о саде Эдемском», Варшава, 1939) сатирически изображает расхожие народные представления о рае в контрасте с жалкой действительностью еврейского местечка.

В 1938 г., с ростом антисемитских настроений в Польше, Мангер покинул страну, отправившись первоначально в Париж. После многолетних скитаний, вызванных Второй мировой войной, он обосновался в 1947 г. в Лондоне и получил британское гражданство. Его родные погибли в Катастрофе.

После Катастрофы он чувствовал себя всюду чужим и одиноким.
В 1948 г., как делегат ПЕН-Клуба, принимал участие в открытии памятника героям восстания в Варшавском гетто. Он прочел по-русски Пушкина: «Я памятник себе воздвиг нерукотворный, / К нему не зарастет народная тропа», а потом сказал: «Прежде народ приходил на могилы своих поэтов, а теперь поэты приходят на могилу своего народа».

Спустя 10 лет Мангер переехал в Нью-Йорк, где издавались его новые и старые произведения, и шли с большим успехом его пьесы.

Израиль он впервые посетил в 1958 г., потом трижды приезжал туда и в 1967 г. переселился в Израиль, где и провёл остаток своих дней. Умер в Гедере (Израиль) в 1969 г.

Баллады Ицика Мангера
в переводах Эрнста ЛЕВИНА

Читать дальше... >>
Стали событиями в литературной жизни и неоднократно переиздавались поэтические сборники Мангера: «Демерунг ин шпигл» («Сумерки в зеркале», Варшава, 1937), «Волкнс иберн дах» («Облака над крышей», Лондон, 1942), «Штерн ин штойб» («Звезды в пыли», Нью-Йорк, 1967) и др. Первое издание его сборника избранных стихотворений «Лидер ун баладн» («Стихи и баллады») появилось в 1952 г. Спектали по книге «Хумеш-лидер» и «Мегиле-лидер», поставленные на идиш в 1967 г. в Израиле, а в 1968 г. на английском языке в США, были восторженно приняты зрителями.

Многие стихи Мангера были положены на музыку и стали популярными песнями. Самые известные: «Ойфн вег штейт а бойм» ("У дороги стоит дерево"), «Дос лид фун дер голденер паве» («Золотой павлин») и десятки других.

В Израиле учреждена премия имени Мангера, которая присуждается писателям и деятелям искусства за их вклад в развитие культуры на языке идиш и вручается президентом государства. Стихи Мангера включены в «Антологию мировой поэзии», изданную по инициативе ЮНЕСКО.

В Советском Союзе Ицика Мангера, как "не нашего поэта", никогда не издавали и официально не упоминали, а песни его, исполнявшиеся в редких концертах на идише, объявлялись как «народные».

Поэзия Мангера занимает выдающееся место в новейшей литературе на идиш и продолжает оказывать влияние на многих писателей. Заимствованный из фольклора образ золотой павы, полюбившийся поэту, воспринимается как символ его яркого творчества.



"ДАВАЙТЕ ЖЕ СПОЕМ"
читает автор

Сайт "Идишская музыка"

Lomir Zhe Zingen - Itzik Manger
Давайте же споем просто и доступно
Обо всем, что нам близко, любо и дорого,
О старых нищих, проклинающих мороз
И о матерях, благославляющих огонь.

О бедных невестах, стоящих со свечой
Поздей ночью у слепых зеркал,
В которых каждая ищет родное лицо,
Высмеявшее ее любовь.

О гадалках, говорящих туманно
И вытягивающих последние деньги
У соломенных вдов, проклинающих мир
И выходящих через заднюю дверь.

О служанках, работающих горько и тяжело
И прячущих лучшие куски
Солдатам, приходящим ночью
Тайком от хозяев.

Давайте же споем просто и доступно
Обо всем, что нам близко, любо и дорого,
О бедных матерях, проклинающих мороз
И о нищих, благославляющих огонь.

О девушках, подбрасывающих в летнее время
Незаконнорожденных под чужие двери
И дрожащих от страха перед людьми в мундирах,
Которые за это могут отвести их в тюрьму.

О шарманках, тяжело скрипящих
Днем в пятницу в чужих дворах,
О засыспавшихся ворах,
Вынужденных убегать крышами.

О старьевщиках, ковыряющихся в мусоре
И думающих, что они смогут найти клад,
О поэтах, напрасно поверивших
Звездам и сошедшим с ума.

Давайте же споем просто и доступно
Обо всем, что нам близко, любо и дорого,
О стариках, проклинающих мороз,
И о детях, благославляющих огонь.







Шмуэль (Самуил) ГАЛКИН
(1897-1960)
(читать дальше >>...)



Ицик МАНГЕР. Письмо Шмуэлю ГАЛКИНУ

Дорогой мой Галкин! Пишу тебе это письмо, хоть и знаю, что тебя уж больше нет среди живых, что письмо мое никогда не придет к тебе, ведь почтовая связь между живыми и мертвыми - дело, как известно, сложное и ненадежное.

И все же пишу тебе это письмо ныне, после твоей кончины, твоих похорон.

Послание вроде этого я не смел отправить при твоей жизни, опасаясь причинить тебе вред. Ибо тебе, вероятно, известно то, что знает НКВД, а именно, что я принадлежу к тем магнатам, у кого сам Рокфеллер ходит в приказчиках. А что я злобный империалист, так это ведомо каждой собаке, - любую империю я готов проглотить, как галушку, причем безо всякого для себя вреда, - такой способностью не обладал до меня никто из завоевателей от Александра Великого до Адольфа Презренного. Им все же в конце концов пришлось изрыгнуть проглоченное.

А раз уж я вот такой, понятно, почему я не отважился написать тебе это письмо при жизни.


(читать дальше ...>>)





Ицик Мангер
"ВИДЕНИЕ ОСЕНИ"


Harbstike landshaft

H'arbstike l'andshaft, 'eynzam, tr'oyerik un sh'eyn.
B'ald vet der h'eyliker bal-sh'em-tov iber dayn t'unkeler v'izie g'eyn;
Un dos z'ilberne t'aykhl, vos shl'englt zikh sht'il un m'id,
Un di kl'eyne beri'ozke mit ir shv'anen-lid,
Un di r'oyte lev'one, vos f'ibert shver un br'ent,
Veln gr'inger 'oysgeyn oyf zayne fr'ume h'ent.

Перевод Рут ЛЕВИН

О видение осени, одинокой и дивной печали...
Вот уже скоро Бал Шем Тов святой побредет в твоей сумрачной дали;
И серебряной речке, без сил шелестящей на плесе,
И белесой березке с ее лебединой песней,
И горячечно-алой луне, полыхающей в облаках,
Отойти будет легче на вещих его руках.




Илья ВЕРХОВСКИЙ. "Ицик Мангер. Жертва."


(портрет Ицика Мангера работы Якова Айзеншера)


Ицик Мангер – странный, тревожный, сумрачный поэт. Но при этом поэт удивительной силы, умеющий проводить читателя через боль и тоску к свету. Его судьба каким-то провиденциальным образом до мельчайших подробностей повторила судьбу всего еврейского народа в 20-м веке. Родился в Черновцах в 1901 году в семье бедного портного, получил хорошее образование – как традиционное, так и светское, свои стихи на идиш начал писать с 17-ти лет. Жил в Румынии, Польше, активно участвовал в литературном движении, мечтал о великом будущем еврейской литературы. Получил прозвище «Принц (Король) поэзии». Автор многих имевших успех пьес и ставших народными песен. Среди них – великолепный гимн неунывающим странствующим музыкантам-клезмерам, которые знают, что в сущности вся жизнь – это песенка, спетая Б-гом, и как бы не было плохо – ни злиться, ни огорчаться –просто не стоит. «Идл митн фидалэ, Арье митн бас…»

Но всё чётче и точнее звучали в его стихах предчувствие неотвратимой беды, тотальной гибели, нечеловеческого хоровода смертей. Катастрофы, или как её называют на еврейском – Хурбм. И она пришла. Потом пришёл 1945-й. Но…

Когда русские остановили немцев, и дошли до Берлина – оказалось, что до евреев в Европе (Алтэр Хэйм – Старый Дом, как называли свою родину бывшие ашкеназы) собственно, никому нет дела. И они поехали – кто в Америку, кто в Израиль. Уехал в Америку и Ицик Мангер – потерявший в печах и выгребных ямах, ставших братскими могилами и родных, и друзей и читателей. Усталый старик 49-ти лет. И всё чаще в его стихах звучали мотивы одиночества, тоски и алкоголя. Он не слишком долго прожил в Нью-Йорке, где работал литератором и журналистом. Однажды посетив Израиль, он после некоторых раздумий решает перебраться на родину отцов, Святую Землю – Хэйлик Ланд. И жил Ицик в Израиле до самой своей смерти. Рассказывают, что однажды он посадил дерево. И сказал: «После моей смерти на ветви этого дерева прилетит птица. Это будет моя душа».

Будет, Ицик. Она уже там.

Поезiї Iцика Мангера
в перекладах на українську

Читати далi... >>
Ицик Мангер
"МНОГО ЛЕТ Я СКИТАЛСЯ..."


Перевод Рут ЛЕВИН

Много лет я скитался в чужой земле,
И вот еду скитаться к себе домой.
Пара башмаков, да рубашка одна на мне,
Да посох в руке. Как же мне без него?

Не буду лобзать твой прах, как тот великий поэт,
Хотя и мое сердце переполнено песней и плачем.
Что значит - лобзать твой прах? Я и есть твой прах.
А кто же лобзает, простите, себя самого?

У Киннерета синего, поражен,
В своем рубище буду стоять,
Неприкаянный принц, что обрел свою синь -
Свою синь, вековечную свою мечту.

Не буду лобзать твою синь, а просто так,
Словно тихой молитве отдавшись, буду стоять.
Что значит - лобзать твою синь? Я и есть твоя синь.
А кто же лобзает, простите, себя самого?

Задумавшись у бескрайней пустыни твоей,
Услышу верблюжьи шаги вековые,
Баюкающие на теплых горбах над песками
Товары, и Тору, и старую песнь скитаний,

Что трепещет, горя в раскалённых песках,
Умирает, и вновь оживает, и все не умолкнет никак.
Не буду лобзать твой песок - нет, нет и нет.
Что значит - лобзать твой песок? Я и есть твой песок.
А кто же лобзает, простите, себя самого?






Проект
"КОЛЫБЕЛЬНЫЕ МИРА"

Мультфильм из серии "Колыбельные мира"
по стихотворению Ицика Мангера "У дороги дерево стоит".


Художник-постановщик Елизавета Скворцова.
Музыка Филиппа Ласковского.
Поет Ефим Чорный.

Перевод Семена Вайнблата
(открыть новое окно)




Ицик Мангер
"МОЛИТВА"


Перевод Рут ЛЕВИН


Я скину ботинки и горечь
И возвращусь домой.
Какой есть, все до тла промотавший,
Встану перед тобой.

Мой бог, мой творец, властелин мой,
В блеске предвечного дня
Лягу я в облако белое -
Ты убаюкай меня.

Молви "Дитя мое, Ицик",
Не пожалей добрых слов
И сотри мне с чела поцелуем
печати моих грехов.

Твоя воля во мне звенела,
Твоей песни божественной кровь -
Виноват ли я, что, как нарочно,
Рифмуются "кровь" и "любовь"?

Виноват ли я, что, как нарочно,
Рифмуются "жид" и "навзрыд",
И лишь скорбь о красе отлетевшей
Одиноко по свету кружит?

Виноват ли я, о вседержитель,
Что смертельно устал от дорог,
И к стопам твоим низлагаю
Эту горстку усталых строк?

Мой бог, мой творец, властелин мой,
В блеске предвечного дня
Лягу я в облако белое -
Ты убаюкай меня.




Источник фото - журнал "Лехаим"







Использованы материалы из "Электронной еврейской энциклопедии":
Идиш литература
Черновцы
Статья Б.Дорфмана "Ицик Мангер и Пауль Целан - два великих поэта ХХ в."






Продолжение раздела "ЛИТЕРАТУРА"   >>...